Фотогалерея Миасса. Ко дню защитника Отечества (дембельский альбом)
Дембельский альбом – святое дело всякого уважающего себя «дембеля» (вернее сказать – увольняющегося в запас, так как мобилизации, и, следовательно, демобилизации, у нас, слава Богу, нет уже более семи десятков лет). Не знаю как сейчас, с современным всего годовалым сроком службы, я служил три года, вопрос об альбоме становился актуальным примерно за полгода до окончания срока службы. Изготовление альбома было некой релаксацией. Фотографии, конечно, копились на всем протяжении службы. В этом мне повезло, кроме прямых обязанностей радиометриста я был еще и фотографом корабля и вполне официально мог везде таскать с собой корабельный «Зоркий». Потом начинался подбор материала для обложки. Ценился бархат. Я соригинальничал и взял для обложки кусок брезента от старого чехла для торпедного аппарата. Затем добывались кусочки нержавейки, из которых вытачивались профили корабля, чайки и дельфины и прочее для украшения этой самой обложки. Дальше шли долгие творческие дискуссии по выбору картинок, что рисовались на кальке, проложенной меж страниц с фотографиями. Тематика разнообразием не отличалась: это были либо выныривающий из огромной волны сторожевой корабль с мужественным сигнальщиком на мостике, либо полуобнаженная русалоподобная красавица. В это время умеющие держать в руках карандаши и фломастеры были на вес золота и нарасхват. Если таковые находились среди молодых матросов, то их правдами и неправдами освобождали от нарядов и корабельных работ, только рисуй. Не очень хорошо (мягко говоря) в своем альбоме картинки я рисовал сам. В конструкции самодельного альбома есть одна деталь, которую вручную сложно сделать. Это скрепляющие весь альбомный блок винты (сооружение было солидным и склеивание или сшивание тут не годились). Я написал домой, описал конструкцию и размеры и мне такие винты выточил отец (благо, он был мастером на все руки). Проходил я службу на острове Сахалин в морских частях погранвойск. Корабли нашей бригады охраняли морскую границу от острова Монерон в Татарском проливе до полуострова Анива в проливе Лаперуза. Но жестких рамок не было, бывали мы и на Шикотане, Кунашире – это те острова, что японцы до сих пор лелеют надежду заполучить себе. В семидесятых годах прошлого столетия электроника была еще наполовину ламповой, и поэтому принятие и вывод на бумагу изображения метеокарт в море было вершиной прогресса. Принимали в основном японские карты. Пару таких карт с изображением довольно сильных тайфунов, что нещадно трепали нас, я вложил в свой альбом. С этим аппаратом по приему карт была примечательная история. В те времена вышли в свет мемуары Леонида Ильича Брежнева «Целина» и «Малая земля». Так вот, тексты этих произведений передавались на корабли, что были в море, посредством таких аппаратов. На листе термохимической бумаги огромного размера, с разворот газеты «Правда» (формат А1 – для молодежи) помещалось не более половины книжного листа текста. Замполитам вменялось в обязанность доводить сие до личного состава на политзанятиях.
Вот ценное фото –это я в кадре. Ну и что, что спиной. Зато в роли дежурного по кораблю встречаю помощника командира корабля старшего лейтенанта Валерия Логвиненко. О нем снимали телерепортаж – вот, позже я снял с экрана телевизора его портрет. Провидцами оказались эти деятели телевизионных искусств – разглядели в нашем бравом помощнике незаурядную личность. Мужик он и впрямь неплохой был. Не так давно, роясь во всезнающем интернете, нашел грустное: 10 августа 2008 года на 55-м году скончался вице-адмирал запаса Логвиненко Валерий Константинович. С 1999 по 2003 год вице-адмирал В.К.Логвиненко являлся заместителем Директора Федеральной пограничной службы Российской Федерации - начальником Департамента морской охраны.
Вот бравый матрос, еще в белой, анапской, робе (в Анапе располагался центр подготовки матросов для всех бригад морских частей погранвойск Союза). Это мой двоюродный брат Сергей. По жизни мы с ним никогда не виделись, судьба свела нас в Анапе, начали службу на разных этажах одного учебного корпуса. Познакомились благодаря какому – то моему выступлению со сцены – стишок читал. Объявили фамилию. На следующий день в столовке ко мне подошел широкоскулый крепыш. История длинная, случится, так и расскажу как-нибудь. Серега меня сагитировал служить на Сахалин (за что, в конце концов, я ему благодарен). Хотя и светила мне возможность остаться инструктором в курортной Анапе. Правда, сам Сергей «свинтил» служить в Советскую Гавань, но пару раз его «пароход» (так меж собой мы звали наши прекрасные корабли 205 проекта) приходил на ремонт к нам, в Корсаков. Бывало, стояли долгими ночными зимними часами вахтенными на ютах рядом ошвартованных кораблей. Холодно, тулуп до пят, а не очень греет. Как мерзнуть начинаем, так лом в руки и лед на пирсе скалывать. Где-то был и зимний снимок, не найду, ну вот осенний или весенний: вместе мы, в драных регланах, видимо, на корабельных работах были. Вот наши корабли в кильватерном строю – какие то учения, артиллерийские стрельбы. А вот фото: наши подопечные – японские рыбаки. По специальным разрешениям они ловили рыбу в наших экономических зонах, а мы проверяли правильно ли ловят, что ловят, чем ловят и т. п. В этот раз получилось довольно комично. У нашего «Чирка» (катера) мотор категорически не хотел заводиться. А японских шхун, что надо было осмотреть в этом районе, было довольно много, семь – восемь. Спустили на воду катер с осмотровой командой и корабль наш немного отошел. Подошла одна шхуна, мы поднялись на борт и стали осматривать. К окончанию осмотра к борту этой подошла другая шхуна. Благо, в те времена, на каждом японском суденышке обязательно находился кто–нибудь, кто сносно говорил и понимал по-русски, и о таких маневрах можно было договориться. Мы пересели на неё, ну и так далее. Хорошо был почти штиль. Последняя шхуна подошла к дрейфовавшему недалеко «Чирку» с мотористом Шуриком Зубашенко на борту, и осмотровая команда возвратилась на корабль. О какой же еще примечательной фотографии рассказать? Примечательные они все. Для меня. Каждая вызывает воспоминания о друзьях, о местах, о событиях. Чем и ценен дембельский альбом. Почти уже сорок лет прошло, а как будто всё было вчера…
Свой дембельский альбом достал с полки и полистал Александр Мизуров, главный старшина… хотел написать - «запаса», ан нет – в прошлом уже...
фейслифтинг пластическая операция