Независимая общегородская газета
Миасский рабочий свежий номер
поиск
архив
топ 20
редакция
www.МИАСС.ru

Миасский рабочий 42 Миасский рабочий Миасский рабочий
Миасский рабочий Суббота, 11 марта 2006 года

Несостоявшийся юбилей

   В феврале нынешнего года Миасский напилочный завод мог бы отметить свое 90-летие…

   С территории, где когда-то располагался завод, началась история города Миасса. В августе 1773 года тульский заводчик Ларион Лучинин, владевший Саткинским и Златоустовским заводами, обратился к царице Екатерине с челобитной, в которой просил ее повелеть государственной Берг-коллегии «челобитье принять и помянутое мною приисканное к построению вновь медеплавильного завода место повелеть освидетельствовать…»

   Берг-коллегия, рассмотрев челобитную Лучинина, постановила «место освидетельствовать… препятствий не чинить… медеплавильный завод с потребными фабриками и десятью печками на оном отысканном месте построить дозволить». Так 7 ноября 1773 года было положено начало промышленному развитию города Миасса.

   Пльзуясь разрешением Сената от 1721 года закупать для работы на уральских заводах крепостных крестьян, Лучинин скупил в Тульской, Орловской, Рязанской и Пензенской губерниях 375 семей и переселил их сюда. Началось строительство завода на реке Миасс, где фактически уже существовал населенный пункт. Новый завод назвали Петропавловско-Миасским. В таежных дебрях долины застучали топоры, лопаты вонзились в нетронутые земли, в лесах задымили углевыжигательные печи по заготовке топлива для медеплавильного завода. До 1800 года медное производство продолжалось с «нарочитою выгодою», завод выплавлял от 2 до 6 тысяч пудов меди в год.

   Вкоре запасы меди истощились, но к моменту их исчезновения было найдено золото, и завод был переоборудован в мастерские по изготовлению горного инструмента для добычи драгоценного металла.

   З свое двухвековое существование завод несколько раз менял профиль. Пришлось сменить его и в 1915 году, когда по обстоятельствам военного времени было решено организовать в Миассе новый пилозубный цех Златоустовского механического завода. Он был образован на базе эвакуированного из Риги напилочного завода, принадлежащего английской фирме «Томас Фирт и сыновья». Прежде царское правительство закупало напильники у английской фирмы «Саламандра», принадлежавшей тому же Томасу Фирту. Завод Фирта действовал в Риге.

   Седи архивных бумаг, хранящихся в музее Миасского напилочного завода, привлекает внимание рапорт полицейского надзирателя Миасского завода «господину троицкому уездному исправнику»: «Доношу Вашему Высокоблагородию, что в Миасском заводе строится казенный пилозубный завод — приблизительно на 300 рабочих, при полном оборудовании; в настоящее время прибыли 100 человек рабочих с семьями, исключительно латыши, производство свое завод пустит в конце февраля 1916 года. Управляющим завода состоит инженер от казенных заводов Пономарев».

   Плозубное производство только в рапорте полицейского надзирателя значилось как завод, по всем другим документам это был всего лишь цех Златоустовского завода. Но надзиратель оказался провидцем: уже вскоре цеху предстояло существовать самостоятельно, и в советские годы он стал отдельным предприятием.

   23 февраля (по старому стилю) 1916 года была выпущена первая партия напильников с клеймом «Миассъ». Именовался завод «Пилозубный», позднее — напилочный. Работали на нем 500 человек.

   Впериод становления предприятия его директором был горный инженер В. Пономарев. Первым «красным» директором назначили приехавшего из Златоуста Н. Кудымова, бывшего питерского рабочего.

   Вначале 30-х годов заводом руководил П. Арефьев, сыгравший огромную роль в становлении предприятия.

   Тжелым испытанием для Миасского напилочного завода стали годы Великой Отечественной войны. На фронт ушли 800 человек кадровых рабочих. К станкам вставали подростки, женщины, девушки. Но несмотря на трудности, коллектив завода не снизил выпуск инструмента. Предприятие пополнилось оборудованием Луганского и Серпуховского заводов, и так случилось, что в годы войны Миасский завод был единственным поставщиком напильников и для военной промышленности, и для всего народного хозяйства. Успешная работа коллектива неоднократно отмечалась присуждением знамен Государственного комитета обороны. Возглавлял завод в те годы А. Вахламов.

   Впослевоенные годы шло восстановление народного хозяйства, набирал темпы роста и наш напилочный завод. С 1954 по 1962 годы руководителем завода был мой отец А. Маринкин. Вот что писал о нем в своих воспоминаниях бывший секретарь горкома партии Миасса Н. Богачев: «Самый яркий и плодотворный период в деятельности Миасского напилочного завода связан с именем директора Александра Петровича Маринкина. Энергичный, беспокойный, открытый для всех, со своими задумками, пробивной, он сразу же добился того, что до него не удавалось никому, — получил средства на капитальное строительство. Строители из треста «Уралавтострой» приступили к сооружению пристроя между цехами, заложили котельную и впервые в истории завода — очистные сооружения. В цехах монтировалось современное оборудование: установки ПВЧ, прокатные станы. Это Александр Петрович смело и дерзко за одно лето сменил сгнившие деревянные перекрытия основных цехов, сохранившихся еще с 1914-1916 годов, построил теплицу, базу отдыха на Еланчике; был возведен и 44-квартирный дом на берегу пруда. Миасские напилочники славились в стране как наиболее качественные, не уступали «немцам» и разным прочим «шведам», а главное — «англичанам», нашим основным конкурентам…

   Зчинателем всего этого был А. П. Маринкин. Никогда не унывающий, улыбчивый, но решительный и жесткий, когда этого требовали обстоятельства. Но самым потрясающим открытием для всех стало его горячее стремление превратить десятилетиями неблагоустроенную заводскую территорию в сад, в огромный цветник, не оставить без яркого «мавританского ковра» ни одного самого заброшенного уголка. За всем этим следил специальный садовник Г. Поляков.

   Мого после было директоров, но старики хорошо помнят Маринкина — умелого, культурного руководителя предприятия. А человеческая память — разве это не высшая награда творцу?»

   Ме как дочери очень приятно, что Н. Богачев так высоко оценил вклад моего отца в развитие напилочного завода. Но, как известно, один в поле не воин. И отец был, конечно, не один, а как сейчас принято говорить — с командой. Его поддерживали рабочие и инженерно-технические работники: Н. Шерстнев, А. Федосеев, В. Абрамов, А. Ядрошников, Т. Шубина, Н. Паталина, В. Грунвальд, Н. Малеев, Н. Красновский…

   Оним из членов этой команды был В. Симанков. Вместе с женой Галиной, молодыми специалистами после окончания Егорьевского станкостроительного техникума в 1951 году приехали они работать на напилочный завод и отдали ему 18 лет своей жизни. За эти годы В. Симанков прошел путь от мастера до главного инженера. Руководя самыми важными этапами технического перевооружения завода, он успешно совмещал работу с учебой на вечернем отделении ЧПИ в Миассе. Всегда энергичный, деятельный, он был главным организатором всех общественных мероприятий, проводимых в коллективе. И сейчас, работая в МЧС Московской области, он сохранил свой неугомонный комсомольский задор.

   Ти последних года директорства моего отца на напилочном заводе я помню особенно хорошо, потому что сама там работала в отделе автоматизации и механизации. Мои старшие коллеги В.Тимофеев, М. Евдокимов, В. Замотохин, А. Терский, Г. Терская, Г. Симанкова, Ю. Соколов были и специалистами грамотными, и людьми отзывчивыми. Поблажек мне как дочери директора никто не делал, а обучить старались всему. Запомнилось, что работали в белых халатах, и все инженерно-технические работники в обязательном порядке изучали немецкий язык. Директор завода считал, что знание иностранных языков необходимо образованному человеку. В те же годы были установлены дружественные связи с рабочими напилочного завода города Гавличкуев Брод в Чехословакии.

   В1962 году мои родители уехали из Миасса: отца направили директором на другое предприятие, которое ему тоже удалось вывести в число передовых. Но до конца его жизни я оставалась крепким связующим звеном между ним и напилочным заводом.

   Д, все это было. Завод в то время выпускал 185 тысяч напильников в смену, а продукция его шла в сорок с лишним стран мира…

   Грько сознавать, что такого Миасского напилочного завода больше нет и что канул в века многолетний труд двухтысячного коллектива напилочников. Сейчас выпуск этого инструмента сокращен до минимума.

   Могие заводы в период перестройки выстояли, потому что их руководители, обладая высоким чувством ответственности за судьбы людей, сохранили производство или перепрофилировали его. На напилочном заводе, к сожалению, таких людей, с такой ответственностью не нашлось…

   Взывает озабоченность и тот факт, что никак не может решиться вопрос о передаче заводского музея в ведение городского краеведческого музея. Он по-прежнему находится на территории бывшего предприятия. Музей напилочного завода был создан в бытность и по инициативе А. Маринкина. Ветераны завода Г. Терская, Ю. Соколов, А. Бузунов, Н. Красновский много лет собирали документы. И эту историческую ценность необходимо сохранить для будущего поколения, чтобы люди помнили и знали, с чего начиналась их малая Родина. И несмотря на то, что Миасский напилочный завод прекратил свое существование, в истории Миасса, в истории станкостроительной и инструментальной промышленности и в нашей памяти он останется навсегда.

   


Н. РЕГЕНТ, экскурсовод.



назад


абдоминопластика живота фото до и после видео