Независимая общегородская газета
Миасский рабочий свежий номер
поиск
архив
топ 20
редакция
www.МИАСС.ru

Миасский рабочий 159-160 Миасский рабочий Миасский рабочий
Миасский рабочий Вторник, 19 ноября 2002 года

СЛЕД ВО ВСЕЛЕННОЙ

   18 ноября 1962 года в Миассе был основан фотоклуб «Импульс»

   Чвствуете, как меня слегка заносит? Это я о заголовке. Не судите строго и улыбнитесь со мной.

   80-е годы прошлого века были пиком в творческой деятельности фотоклуба «Импульс». Клуб устраивал выставки, свои и авторов из других городов и республик; участвовал в фотовыставках разного ранга, включая всесоюзные и международные; организовывал встречи с художниками, поэтами, артистами, фотографами; мы ездили в гости и принимали гостей у себя.

   Вте годы, помню, приехал к нам фотокорреспондент «Комсомольской правды». Москвич продемонстрировал фотографии — монтаж с нескольких негативов, снимки обнаженного женского тела... В работах его было высокое техническое мастерство, изощренность, но это не вызывало восторга, скорее недоумение: «Зачем?!» Дальше — больше. Под конец он показал цветные изогелии, похвастался: «С одного негатива можно напечатать множество фотографий». От этого уже откровенно несло абстрактным. Гость явно нес ахинею. Я ждал, когда вмешается Леонид Леонидович Оболенский, но он деликатничал, помалкивал. Я не сдержался: «На основе одного негатива нельзя создать несколько произведений искусства; художественный образ как проявление искусства возможен только при единственном, оптимальном сочетании признаков изображаемого явления». Леонид Леонидович поддержал меня. Беседа скомкалась, взаимопонимания не получилось.

   

   ворчество «Импульса» развивалось как реалистическое; абстрактное формотворчество прошло стороной, не было в нем нужды. Здоровая провинциальная жизнь в близком контакте с природой не требовала изощренного, оригинального, придуманного видения.

   Н описанной встрече прошла одна из вспышек спора, вечного спора на тему: «Что такое искусство?». В клубе всегда много спорили-размышляли. Спор был принципиальный, не только о престиже и наградах — в нем отражалась борьба за идеалы жизни и принципы искусства. В нем бурлила энергия молодых и сильных, шла борьба с собой и инакомыслием, с серостью будней, с мещанством — в клубе била полнокровная жизнь цельного в своем устремлении коллектива.

   Вт написал и устыдился: что-то очень высокий слог для любительского клуба. Да нет, не перехвалил: что было — то было. Клуб «Импульс» работал, по сути, на профессиональном уровне. Михаил Терентьев и Евгений Макеев — члены Союза фотохудожников России, Александр Мизуров — член Союза журналистов. Кроме других самородков-фотографов, были еще Валентина Тарасова, Леонид Оболенский, Ольга Краева — филологи, знатоки искусства. Попробуй забудь о семантике, спутай образ с символом! О, что будет! Были многогранно талантливы. Пример — Юрий Ененко. Его распирало, хотелось еще иной игры, он выскакивал на улицу, палил из пушки и взывал: «Слу-шай-те!» Слова в шуме разобрать было трудно, но народ понимал, увлекался, шел на масленицу есть блины и жечь наскучившую зиму. Клуб притягивал к себе незаурядных людей. Петр Алексеевич Кузин — совсем не мальчик, а уважаемый в городе человек — тоже увлекся и потакал шалостям «Импульса» почти во всем. Я уж не говорю о молодых тогда Кирилле Шишове и Николае Године... Вот так, кого не назови — личность!

   Кк-то так случилось (мистика какая-то), что эти личности оказались в одно время в одном месте — в клубе «Импульс». Это было исключительное, уникальное явление. Как я теперь догадываюсь, по Л. Н. Гумилеву, они были пассионариями. От таких всего можно было ожидать. Находясь средь них, я поражался их несокрушимой, казалось, энергии, желанию и умению не только снимать фото, но и участвовать в общественной жизни города. Регулярные из года в год отчетные выставки (14!, потом реже и реже). Выставки «Зеркала» Михаила Терентьева и «Озеро наших тревог, наших надежд» — это общественные акции. Думайте! Защищайте! Это пример удачного сочетания фототворчества с исполнением гражданского долга.

   уда устремлялись, зачем члены фотоклуба? Что открыли, какой след оставили на Земле? В искусстве все давно открыто, почти все. Я попробую вспомнить открытия клуба на свой лад. 1. И любительский коллектив может многому научить и сделать полезное дело для общества. 2. Правда жизни, естественность — основа искусства; сейчас же виртуальный дурман покоряет мир. 3. Искусство, то, что можно назвать настоящим, совершенным, — удивительно редкое явление даже для способных, талантливых людей. Массовое искусство нередко бывает бессмысленным и вредным.

   Сед на Земле? Почти праздный вопрос, но для кого-то он остро важен: мучительно неотвязно хочется видеть свой след зафиксированным в книгах, энциклопедиях, в мраморе. И еще при жизни. Зачем? Казалось бы, живи полнокровной жизнью: рожай и воспитывай детей, делай нужное людям дело — и за этим придет уважение, и отпечатается след, как уверенность в себе. Но зыбко все в мире, одолевают сомнения. Теперь становится все яснее, что гусеницы технической цивилизации сомнут, сотрут любой след. Единственная надежда на спасение — выработка верных, общих для всех идеалов и надежное закрепление их в традициях народа.

   Ме кажется, что фотоклуб «Импульс» в пору подъема своей фотографический и общественной деятельностью способствовал укреплению в народе верных идеалов и тем самым сделал полезное, нужное дело для общества. И я, кажется, кое-что усек, благодаря и вопреки,.. не только для фототворчества, но и в общении людей.

   о все возрастающем потоке все больше обрушивается на людей пустого, праздного, лживого, виртуального — опасного для человека. Но люди как будто в гипнозе, они предпочитают самообманываться, а не бороться. И в этом хаосе необходимо говорить, как о чем-то несбыточном, о воспитании фотографа-патриота, в чем-то похожего на импульсовцев в добрые времена, который должен быть и художником, и философом, и социологом, и психологом. Такой фотограф должен зорко всматриваться в мир, выбирать и фиксировать явления строго избирательно, целенаправленно, в соответствии с идеалами и создавать документально-художественный образ: «Вот ты таков, человек! Узнаешь себя?»

   Ндо бороться и спорить. Но не хотят люди спорить, опасаясь, что глупость их будет видна, — они упорно кричат о своем, живут по-своему. Спор «Что такое искусство?» — это продолжение размышлений человека на более общую тему: «Как жить праведно?». Спор не закончен, теперь он не в пользу реализма и праведной жизни. Повторюсь: виртуальный дурман покоряет мир. Как очнуться?

   Кюбилеям обычно пишут историю. Мне показалось, что есть более важные проблемы. К тому же, история фотоклуба отражена в книге «Фотография на память», желающие могут полистать.

   


Александр УШКОВ, член фотоклуба.

   Н снимках: жюри за работой: Ю. Бортунов (слева) и Ю. Ененко; подбор экспозиций для выставки.



назад


лазерное омоложение паломар отзывы