последний номер | поиск | архив | топ 20 | редакция | www.МИАСС.ru
Глагол


Пятница,

3 декабря 2010 г.
№ 86

Издается с
10 октября 1991 г.
Глагол

Вернулся «казакъ» на родину

   1 декабря 1910 года в Миассе вышел первый номер газеты «Казакъ». Это сегодня появление какого-либо нового СМИ вряд ли будет рассматриваться как событие особенное — вон сколько их в киосках! А сто лет назад, хоть и расцветало в начале прошлого века в России печатное дело, хоть и выходило тогда газет множество, для захолустного уральского поселения, именуемого Миасским заводом, это было явление безусловно заметное и исторически значимое. По сути, это была первая в городе газета, отражавшая настроение, нужды и заботы жителей в то время.

   Птешествуя по газетной подшивке

    «Прапрадедушка» местных СМИ, к сожалению, просуществовал недолго. Естественно, в советское время местные краеведы вниманием его не баловали и исследованиями его роли в формировании общественно-политической мысли не занимались. Да и было-то в музейных фондах всего несколько номеров газеты. Но теперь мы имеем полную подшивку этого издания. Правда, в копии – в репринтном воспроизведении. Но есть главное – содержание, а это хроника и летопись старины.

   Кявлению «Казака» народу лично причастен мой собеседник – системный аналитик, программист, библиофил и фотограф Петр Правдин. И разговор с ним мы начали с того, как возникла идея вернуть «Казака» на родину.

   – Во всем «виноват» мой давний знакомый, бывший земляк, уроженец Миасса, живущий ныне в Петербурге, где небезуспешно занимается издательским делом. Это Сергей Ходов (кстати, в конце 90-х годов прошлого века он работал в редакции «Глагола»). Филолог и страстный книгочей, он, используя любую возможность порыться в книгохранилищах, обнаружил в Российской национальной библиотеке Санкт-Петербурга комплект «Казака». А дальше, как говорится, дело техники. Конечно, я бы никогда не дал себя втянуть в эту затею, если бы меня самого не интересовало прошлое Миасса. У меня здесь корни. И я рад появившейся возможности как бы более детально взглянуть на родные места.

   – На недавних краеведческих чтениях, посвященных Дню города, вы опровергли бытовавшее среди краеведов утверждение, что Миасс был родиной первой газеты на Южном Урале. А ведь эту позицию отстаивали такие маститые исследователи-общественники, как Владимир Федорищев и Владимир Морозов…

   – Наверное, мы с ними расходимся в понятиях. «Горнозаводский листок объявлений», на который они ссылаются, целиком состоял из рекламных объявлений, часто повторявшихся из номера в номер. А «Казакъ» – это уже полновесная четырехстраничная газета, наполненная информацией о разных аспектах не только городской жизни, но и о том, что происходило в России и мире. Но она вышла уже позднее имевшихся на Южном Урале СМИ – в Верхнеуральске, например, или в Троицке.

   – Обратимся к «Казаку». Вы, конечно, пролистали его вдоль и поперек, так что могли бы коротко охарактеризовать издание? Какие мысли и чувства у вас вызвало знакомство с ним?

   – Если говорить о глубоком исследовании такого явления как печать, то, разумеется, надо принимать во внимание условия ее «обитания». И здесь нужно учитывать особенности местного населения, роль казачества и его уклад жизни, тогда многое будет лучше понято. Но мы пока, для первого знакомства, поговорим о том, что лежит на поверхности.

   Кк известно, газеты сами по себе не появляются. Нужна идея, которая носится в воздухе, и нужны люди, которые возьмутся эту идею воплощать. Вот такими людьми и стали два миасских энтузиаста – редактор-издатель П. Д. Захаров и ответственный секретарь газеты В. К. Звездин. Фельдшер по профессии, Павел Денисович Захаров был человеком, судя по его публикациям, высокообразованным, хорошо владеющим пером, писал стихи. А его соратник служил брандмейстером в Вольном пожарном обществе.

   Првый номер газеты датирован 1 декабря. Однако, судя по тому, что уже в этом выпуске редактор дает отповедь своему верхнеуральскому коллеге, выступившему с нелицеприятной оценкой «Казака», можно предположить, что был до этого еще сигнальный экземпляр, который либо не дошел до Императорской библиотеки, либо был утерян.

   А последний номер газеты увидел свет 16 января 1913 года. Всего известно 147 номеров. Первые сорок два номера выходят в типографии Баширова, потом газета отмечает в выходных данных, что издается в «Типографии газеты «Казакъ», где она печатается до 29 января 1912 года. Смена места издания читательскому глазу незаметна: внешний вид газеты сохранился. И остается только догадываться: либо просто типография сменила владельца, либо весь наборный материал перекочевал с одного места на другое.

   Вэтот период «Казакъ» покидает В. К. Звездин. Покидает спокойно, достойно, в «силу большой занятости в Вольном пожарном обществе». Редактор публикует большую статью, где отмечаются заслуги В. К. Звездина перед газетой.

   Онако дальнейшее развитие событий наводит и на другие мысли. После января 1912 года в жизни «Казака» начинается черная полоса. По какой-то причине (предполагаю, что газете стали угрожать расправой) следует бегство в Челябинск, где в феврале-марте выходят три номера (25.02, 01.03, 04.03). Это именно бегство, поскольку явно оставлен в Миассе и набор, и рабочие кадры – в челябинской типографии «Польза» газета выходит в совершенно другом облике и анонсирует свои планы, которым, увы, не суждено сбыться. Опять следует большой провал – до сентября 1912 года, когда издаются пять номеров в типографии Бурдукова, вновь в Миассе.

   Птом она еще раз реанимируется – в январе 1913 года выпускается четыре номера. Но это, вероятнее всего, сделано в дань памяти Надежды Даниловны Романовской, умершей в конце 1912 года. Смерти видной дворянки нашего общества придается ореол общественно важного события (как бы в укор обществу, забывшему и отвернувшемуся от своей меценатки).

   Жзнь газеты «Казакъ», по моему мнению, напоминает детективную историю, которая проглядывается на ее страницах. Я полагаю, что газета стала кому-то неугодной. Действительно, она самобытна, независима, жива и динамична, пытается проповедовать мораль, зацепляет пьяниц, нелегальных скупщиков золота, антисанитарию в городе, ратует за культуру, печатает нравоучительные статьи и такие же стихи.

   – Это довольно смелое предположение – видеть в кончине газеты чей-то жестокий умысел. Может, просто не стало хватать денег на ее производство?

   – Наверняка финансовые трудности тоже были, но, по-моему, газету все-таки забили и заклевали. Причем, увы, не только в переносном смысле: в конце декабря 1911 года Захарова избивают в собственной квартире, о чем он помещает заметку в собственной газете. Спустя некоторое время еще одна статья говорит о травле: кто-то распространил слух будто редактор-издатель умер.

   Уменя складывается убеждение, что появление в Миассе рупора гласности отторгалось жителями. Отторгалось по причине черствости и косности, нежелания выслушивать оценку своей бытности, оценку критическую и нелицеприятную. Так что крах дела Захарова следует понимать, как закономерное и прогнозируемое явление. Движение «светлых сил» в противоход системе, а также сложившимся историческим и бытовым реалиям, «презренному металлу» не могло закончиться удачей.

   Пвел Денисович Захаров подарил нам картинки с натуры. Призрачные, порой размытые и односторонние, но это картинки, написанные очевидцем событий, и они дают нам возможность чуточку пристальней вглядеться в это время и увидеть в нем чуточку больше деталей. Взгляд же более пытливый выявит этих деталей значительно больше и из плоской односторонней картины сможет построить объемное изображение.

   Беседовала

   


З. СОКОЛОВА.

   Рпринты всех ста сорока семи экземпляров находятся в центральной городской библиотеке имени Ю. Либединского (пр. Октября, 9) и в городском краеведческом музее. И если в музее они доступны только специалистам, то библиотека предоставляет их в читальном зале всем желающим.

   Пчтовый ящик

   О редакции:

   Пкорнейше просим г. г. начальствующих, служащих и частных лиц, сочувствующих идее газеты, не оставить подпиской, моральной поддержкой, а также сведениями и сообщениями, имеющими цель осветить нужды, запросы и быт казачества, а равно и сведениями из местной жизни.

   Педставителей же войсковых, общественных и торгово-промышленных заведений и частных лиц также покopнейше просим не оставить подпиской и своими заказами объявлений. Мысль редакции – участить в скором времени газету выходом до трех раз в неделю. Разрешение получено.

   «Казакъ» № 1 от 1 декабря 1910 г.

   Сектакль

   Ввоскресенье 19-го декабря в здании Миасского золотопромышленного товарищества приезжими артистами и местными любителями драматического искусства, под управлением Л. А. Невской, был дан спектакль. Шла комедия Холостова-Билибина: «В руки правосудия!»

   Нсмотря на сложность комедии, роль Петра Петровича Савельева, чиновника 45 лет, чудно выполнил приезжий артист г. Владимиров, но г-жа Миртова, местная любительница, в роли жены Савельева, Марии Ивановны, 23 лет, оставляла желать лучшего; некоторые манеры ее были слишком деланны, не хватало натуральности, живости движений, мало было жестов, мимики.

   Зто роль Петра Петровича Кукурузова – первого мужа Марии Ивановны, 47 лет, блестяще выполнил местный любитель г. Сорокин с присущим ему талантом и врожденной способности к театру. Роль же акушерки Розовой, 35 л., превосходно выполнила приезжая артистка, г-жа Невская. Г-жа Тамарова, местная любительница, играющая Лизу, дочь Савельева от первого брака, провела свою роль хорошо.

   Пследующие роли: Мышкина, помощника присяжного поверенного, 25 л., и Степаниды, кухарки, сравнительно хорошо выполнили местные любители г. Инякин и Савельева, хотя г. Инякин временем держал себя на сцене слишком развязно, порою же, наоборот, у него не хватало живости, жестов.

   Взаключение артистом г. Владимировым были превосходно исполнены комические «Песни влюбленных в лицах».

   Жль, что публики было мало: она была отвлечена состоявшимся в этот день открытием нового электро-театра «Звезда».

   Рцензент.

   «Казакъ» № 4 от 23 декабря 1910 г.

   Купная кража

   24 ноября с. г. у приехавшего в завод Миaccкий вояжера Варшавской фирмы Цукерман, орловского мещанина Арона Васильковского, потерялась корзина, обшитая холстом, в которой, по заявлению Васильковского, находились золотые и серебряные вещи, а также дамские часы вороненой стали, всего на сумму до 3000 руб.

   Дло было так. Васильковский, 24 того же ноября, по прибытии на станцию Миасс, нанял довезти его с вещами до завода Mиaccкого местных извозчиков Александра Левакина и Иллариона Лобачева. Дорогой у извозчика, ехавшего впереди с его вещами, упала с тарантаса эта самая зашитая в холст и впоследствии потерявшаяся корзина. Васильковский положил ее с собой в тарантас.

   Пиехав в завод Mиaccкий, он остановился у клуба, где думал занять номер, осмотрел все вещи, они оказались налицо и в целости. Но номера в клубе не оказалось, тогда он приказал вести себя в номера Попова. Приехав к последним, он также осмотрел вещи, все оказалось опять налицо и в целости.

   Тгда Васильковский пошел в номера, где, заняв отдельную комнату, попросил содержателя номеров Попова помочь ему внести вещи, и когда их внесли, то оказалось, что корзины, зашитой в холст, нет.

   Всильковский заявил об этом местной полиции. Принятыми розысками корзина не найдена и преступники пока не установлены.

   Дзнание передано судебной власти.

   «Казакъ» № 1 от 1 декабря 1910 г.

   Ккраже у Васильковского

   Оывательница Mиaccкогo завода Анна Пичугина доставила местной полиции найденную 26 ноября мужем ее Фаддеем Пичугиным, около магазина Сорокина, близ номеров Попова, корзину с золотыми, серебряными и прочими металлическими вещами, похищенную 24 ноября у вояжера фирмы Цукерман, Арона Васильковского.

   «Казакъ» № 2 от 8 декабря 1910 г.

   Тксты заметок представлены в адаптации.



назад

сан лазар маляев