свежий номер
поиск
архив
топ 20
редакция
www.МИАСС.ru

№ 2Май 2005 года

НЕПОБЕДИМАЯ СИЛА КРЕСТА

   Непобедимая сила Креста не остановилась на трепещущей земле, проникла во храм иеросалимский и произвела явление, из коего для «имеющих очи видети» весьма ясно открывалось, что Мессия, ожидаемый народом июдейским, уже пришел. Внутренняя завеса храма, отделявшая Святая Святых от святилища, внезапно расторглась теперь с верхняго края до нижняго; так что Ковчег Завета, Херувимы и прочие священные вещи, хранившиеся во Святая Святых, коих никому не позволено было видеть под опасением смерти, теперь, по необходимости, были видимы для каждаго, находившагося во храме священника.

   Чтобы вполне понять внутреннее отношение сего события к смерти Мессии и то действие, которое оно могло иметь на умы июдеев, должно привести на память состав храма иеросалимскаго, образ мысли июдеев о храме и Мессии и вообще дух религии Моисеевой.

   Святая Святых была последнею из трех частей храма, неприступною для самих священников, коим позволялось входить только во Святая — вторую часть, и, в мнении июдеев, означала небо, где обитает сам Бог. Завеса, отделявшая Святая Святых, состояла из тканей всевозможных цветов, изображала собою весь мир и поднималась для одного первосвященника, не более, как однажды в год, в день очищения, когда он с кровию тельца, закланнаго за грехи всего народа, являлся самому лицу Божию. Над Ковчегом Завета предполагалось невидимое обитание Иеговы, Который, как Царь народа еврейскаго, избраннаго Им в особенное достояние, открывал иногда с сего места Свою волю. В сем отделении храма вовсе не было света — символ непостижимости Иеговы, Который еще Моисею сказал, что человек не может видеть лица Его, не подвергаясь смерти. Посему-то вход во Святая Святых, исключая первосвященников, возбранен был всякому под опасением смертной казни.

   С другой стороны, июдеи ожидали, что Мессия искупит народ израильский от всех грехов, так что не нужно будет более никаких жертв; почему, кроме других имен и называли его Великим Первосвященником. Верили также, что Мессия откроет лицо Иеговы, объяснит все сомнения касательно религии, установит новое, лучшее, богослужение; что устроение храма при сем или переменится, или вовсе уничтожится, ибо Он Сам будет вместо храма и плоть Его вместо завесы.

   И так, раздранная рукою самого Бога завеса и открытая Его невидимою силою Святая Святых являли всем, особенно священникам, что Бог не благоволит более обитать во мгле, не хочет уже быть чтимым так, как Его чтили дотоле — кровию козлов и тельцов, что истинная единая жертва Агнца Божия, вземлющаго грехи мира, принесена уже на Голгофе за весь мир; вследствие чего неприступный престол Священнаго Иеговы должен сделаться престолом Благодати, приступным для всякаго.

   

   Всеми оставленный, поруганный, изъязвленный, умирающий на Кресте посреди злодеев Страдалец есть единородный Сын Отца, Слово, Которым все сотворено и все содержится, Бог неба и земли, видимых и невидимых, и вот умирающий глас Его сотрясает небо и землю, вся природа свидетельствует Ему покорность яко Владыке, признает торжественно Господом своим и на Кресте.

   Умирающий среди поношений и мук Страдалец есть великий Ходатай Бога и человеков, Который, приняв на Себя грехи всего рода человеческаго, должен не с кровию козлов и тельцов, но со Своею собственною, единожды войти во Святилище, дабы предстать лицу Божию и потом, упразднив Своим жертвоприношением все жерствы, оставить после Себя отверстым для всякого неприступный дотоле путь к Престолу Благодати. И вот, когда принесена Жертва голгофская, храм иеросалимский — Скиния Ветхаго Завета, долженствовавшая стоять, доколе не придет Ходатай завета Новаго, — колеблется теперь в своем основании, означая пременение колеблемаго как уже совершившагося; завеса, сокрывающая Святая Святых, расторгается сверху донизу, Престол Иеговы выходит из мрака, его окружавшаго — да ведают священники по чину Ааронову, да ведает весь народ израильский, что Первосвященник по чину Мелхиседекову уже пришел и принес Свою жертву, что наступило время Новаго Завета сынам израилевым, который должен быть начертан не на скрижалях, а на сердцах.

   Умирающий на Кресте Страдалец есть Воскресение и Живот всех, верующих во имя Его. Он для того и вкусил смерть, дабы смертию Своею разрушить державу смерти и избавить тех, кои из страха смерти всю жизнь были подвержены рабству: и вот, едва Исус Христос вступил в область смерти, держава ея начинает разрушаться, гробы отверзаются, тела усопших восстают и восстанием своим уверяют, что Исусу Христу дана всякая власть не только на земле и на небе, что Он имеет ключи ада и смерти и что непременно наступит некогда тот день, когда все находящиеся во гробах услышат глас Сына Божия, и услышав — оживут.



назад


кейт уинслет пластические операции