Независимая общегородская газета
Миасский рабочий свежий номер
поиск
архив
топ 20
редакция
www.МИАСС.ru

Миасский рабочий 145 Миасский рабочий Миасский рабочий
Миасский рабочий Пятница, 6 августа 2004 года

ВОЗДУХ РОДНОГО ГОРОДА

   Кандидат геолого-минералогических наук Валерий Николаевич Удачин возглавляет в Институте минералогии одну из крупнейших лабораторий минералогии техногенеза и геоэкологии. Научно-исследовательская деятельность специалистов лаборатории очень интересна, но касается она прежде всего тех районов Южного Урала, где существуют горнодобывающая и перерабатывающая отрасли промышленности, оказывающие влияние на жизнедеятельность человека (взять, к примеру, тот же Карабаш). Поэтому автору этих строк оказалась ближе часть беседы, которая затронула проблему загрязнения окружающей среды родного города.

   ВМиассе, к счастью горожан, не существует таких предприятий, которые, по словам ученого, оказывали бы заметное негативное воздействие на его атмосферу. Тальковый комбинат и Тургоякское рудоуправление воздух города не загрязняют, разве что в процессе производства рассеивается часть пыли, которая не несет в себе каких-либо вредных для здоровья человека частиц. Труба литейного производства АЗ «Урал» если и содержит в себе оксиды тяжелых металлов, то находятся они в инертной форме и также не представляют особой угрозы.

   П мнению Валерия Удачина, более опасны на сегодняшний день соединения, содержащие свинец, которые образуются от выхлопов десятков тысяч автомобилей, курсирующих по дорогам Миасса. По собственной инициативе специалисты лаборатории собрали около 40 проб пыли, взятой на обочине трассы Уфа-Челябинск, а также вдоль наиболее напряженных автомагистралей города. И выяснилось, что концентрация свинца в придорожной пыли в районах основных автодорог превышает фоновые показатели, то есть имеющиеся в природных ландшафтах, от 3 до 8 раз.

   — Экологическая ситуация в Миассе никоим образом не определяется близостью Карабаша, — утверждает ученый. — Поскольку он противоположен господствующему направлению ветров. По данным нашей снеговой съемки и почвенных исследований, влияние Карабаша заканчивается на южной окраине Новоандреевки и коллективного сада «Дражный». Донные отложения озера Тургояк свидетельствуют о том, что это нормальное фоновое озеро, в отличие от озер, которые мы исследовали в северном и южном направлениях. Например, Сириткуль, самое северное озеро Ильменского заповедника, несет на себе отпечаток концентраций, характерных для пылегазовых выбросов Карабаша. Это медь, цинк, свинец, кадмий, мышьяк, ртуть. А южнее, в Новоандреевке, это влияние уже не ощущается, тем более в Тургояке все чисто и хорошо.

   П мнению Валерия Удачина, часто бытующие среди миасцев различного рода разговоры о выбросах совершенно беспочвенны.

   — Когда мне говорят о том, что заболели подряд несколько человек или у кого-то кашель, приступ астмы якобы оттого, что был «какой-то выброс», я всегда пытаюсь выяснить у человека, что же он имел в виду. Влияние Карабаша, находящегося в 45 километрах от Миасса, как было сказано выше, исключено. «Маяк»? Там происходит выработка оружейного плутония, но этот процесс строго контролируется, нормируется и прочее. Техногенная авария сентября 1957 года, когда произошел взрыв емкостей с жидкими радиоактивными отходами и в воздух поднялось аэрозольное облако, которое распространилось потом на все близлежащие окрестности, в настоящее время невозможна. Сейчас другая технология производства. Проблема «Маяка» — это, прежде всего, проблема захоронения жидких радиоактивных отходов, стоков и влияния на водные бассейны, в первую очередь, реки Теча. Но сейчас нет на «Маяке» ничего такого, что могло бы вызвать появление аэрозольного радиоактивного материала и выпадения его в городе Миассе. Это невозможно.

   Тк что жить в Миассе относительно безопасно, в отличие от таких городов нашей области, как, скажем, Верхний Уфалей, Карабаш, Магнитогорск, Челябинск, техногенно загрязненных тяжелым производством.

   — И в то же время есть факторы, визуально наблюдаемые, а есть внешне не выраженные вообще, но оказывающие не менее вредное влияние на все живое, — рассказывает ученый. — Скажем, подъезжаешь к Карабашу и видишь деградированную растительность, мертвую долину реки, дымовые шлейфы труб, представляющие мелкодисперсную пыль, вдыхать которую крайне нежелательно. В нашем городе все не так, и в то же время есть одна опасность, которая подстерегает живущих здесь людей: природный газ радон.

   Масс и территория Ильменского заповедника находятся на южном окончании Сысертско-Ильменогорской радоноопасной зоны. Она дана нам природой. Хотим мы того или нет, она появилась еще до зарождения человека на земле вообще и будет существовать после того, как человечество отойдет в мир иной. Выходы радона на поверхность связаны с разломами в земной коре, а поскольку Урал состоит из многочисленных горных складок, тектонических нарушений, смещений, рассланцеваний горных пород, по ним хорошо проникает этот газ. Радон называют ласковым убийцей: его влияние незаметно, постепенно, но неотвратимо. Он в 10 раз тяжелее воздуха, поэтому активно накапливается в подвалах и помещениях первых этажей. Поскольку население Миасса слабо осведомлено о радоновой опасности, а также нет полной информации по районам города (что уже давно должно было быть сделано), единственная возможность для населения как-то уберечься от этой напасти — почаще проветривать помещения, особенно в зимнее время.

   Оним из факторов, негативно влияющих на воздух Миасса, ученый назвал также горение Васильевской свалки и торфа в машгородке, о чем мы уже рассказали в номере газеты за среду. Так что даже если вы, уважаемый читатель, и являетесь большим патриотом родного города, постарайтесь по возможности почаще выбираться за его пределы. Здоровья и глотка чистого воздуха ради.

   


Марина БЕЗРУЧЕНКО.



назад


импланты политех официальный сайт