Независимая общегородская газета
Миасский рабочий свежий номер
поиск
архив
топ 20
редакция
www.МИАСС.ru

Миасский рабочий 40-41 Миасский рабочий Миасский рабочий
Миасский рабочий Суббота, 8 марта 2003 года

ВЛАДИМИР ГРИГОРИАДИ

   Почему вы так редко пишете о жизни начальников после работы? Или они не люди? А может, им просто некогда заниматься семьей и детьми, раз они такие занятые? Может, поэтому у больших начальников не всегда вырастают хорошие дети?

   


(Из телефонного разговора с читателем).

   

   Каемся: мы действительно мало пишем о начальниках после работы. А так как день 8 Марта — самый что ни на есть семейный праздник, мы решили исправиться и написать о семье самого первого «большого начальника» — главы города. Помня же, сколь плотный график у нашего градоначальника, мы решили воспользоваться недавней публикацией в «Челябинском рабочем» и сегодня, с согласия автора, предлагаем ее нашим читателям.

   В обойме южноуральских политиков глава Миасса Владимир Григориади занимает особое место. Хотя бы потому, что политический реванш удается взять далеко не каждому. А Владимир Стиллианович смог выиграть в 2000 году выборы и через семь лет после отставки с поста мэра, в которую его отправил тогдашний губернатор Вадим Соловьев за поддержку опального Петра Сумина, вернул себе кресло градоначальника. Еще миасский мэр прославился на всю страну тем, что в 1991 году породил в городе «транспортный коммунизм». Правда, в 2001 году он сам же (прямо как Тарас Бульба!) с ним и покончил.

   Последние десять лет Владимир Григориади вел весьма бурную политическую жизнь: дважды избирался в Госдуму и один раз думские выборы проиграл, был аутсайдером в борьбе за губернаторское кресло и, наконец, в жестком поединке одержал победу на выборах главы Миасса. Избиратели то отдавали ему свои симпатии, то предпочитали других.

   И только на одном «электоральном поле» во все времена он остается неизменным лидером — в своей семье, разрастающейся год от года. Сначала его «ближний круг» включал в себя только жену Александру Андреевну, дочь Лену и сына Евгения. Потом Лена вышла замуж за Андрея, и семья миасцев Григориади породнилась с челябинцами Пинскими. Восемь лет тому назад молодые сделали Владимира Стиллиановича дедушкой, подарив внука Стиллиана. А 24 января прошлого года — и внучку Серафиму. В честь дня рождения маленькой Симы (или Симоны, как ее зовет брат) вся родня собралась в гостеприимном доме сватов Владимира Григориади — Галины и Серафима Пинских. Там мы их и засняли, предложив Владимиру Стиллиановичу ответить на вопросы «Частной жизни».

   1. Что вы вкладываете в понятие «мой дом»?

   2. В своей жизни вы плывете по течению или планомерно ее выстраиваете?

   3. Папа-градоначальник для своей семьи — кошелек, административный ресурс, моральный авторитет или вообще потерянный человек?

   — Это дом моих родителей, где жили три сестры, я и папа с мамой, которых уже, к сожалению, нет. А любимая жена, два любимых внука, ну все любимые (даже зять слегка поддатенький по случаю дня рождения дочери!) — наш дом. В это понятие я вкладываю объединяющие нас беды и радости. Когда мы, например, гордимся успехами членов нашей семьи. Особенно внука Стила на конкурсе по бальным танцам. Он занимается ими третий год, и поначалу я думал, что ничего из него не выйдет. А спустя год увидел, сколько он добавил, и порадовался: Стилка перешел в класс Е, в конкурсе участвовал, занял четвертое место. Мы проводим Кубок мэра в Миассе, на который съезжаются танцоры из Златоуста, Челябинска и других городов области. Внук на миасской сцене выступал. Говорит: «Когда я танцевал на Кубок мэра, тренеры заставляли меня думать только о дедушке. Я представлял, что он сидит передо мной, и получил четвертое место».

   — Когда я был совсем молодой, то плыл по течению. Учился в школе спустя рукава, в университет не поступил. Потом отслужил армию и понял, что уже стал мужчиной, — дурью надо перестать маяться. И вот после этого началась целенаправленная работа над собой, получение образования, ну и весь путь, который потом прошел.

   — И первое, и второе, и третье. Я детей поддерживал и буду поддерживать, насколько хватит сил. Говорят, не надо опекать, пусть себе сами путь в жизни пробивают. Это спорный вопрос. Известно, что американцы бросают ребенка уже в 15 лет. Вообще перестают содержать его, он сам зарабатывает деньги — моет посуду, полы. Но в нашей сложной стране, я думаю, сегодня папа и мама должны быть ответственны за своего ребенка. Пусть выучится, встанет на ноги, а уж потом он уже будет кошельком для папы с мамой.

   А насчет потерянного человека... Если в плане времени, то да, домашние меня редко видят. А что касается общения, то, конечно, нет, потому что я нахожу время, чтобы пообщаться с сыном и дочерью. Если не могу лично встретиться, то обязательно звоню — каждый день как минимум по разу. Телефонный папа и дедушка. На этот счет в нашей семье даже байка любимая есть. Когда Стил только родился, я был депутатом Госдумы и работал в Москве. Естественно, названивал оттуда дочери постоянно. А однажды, когда внуку было года два, приехал в гости. Сидим с женой и сватами, а дочь просит Стила показать, где бабушка Саша, бабушка Галя, дедушка Серафим. Внук всех идентифицировал, кроме меня. Когда его спросили: «А где у нас дедушка Володя?», он показал на телефон.

   


Ольга АЙЗЕНБЕРГ.



назад


навка до пластики и после фото
как ходить в туалет с тампоном
Информационный портал ihodl.com