Независимая общегородская газета
Миасский рабочий свежий номер
поиск
архив
топ 20
редакция
www.МИАСС.ru

Миасский рабочий 12 Миасский рабочий Миасский рабочий
Миасский рабочий Четверг, 4 февраля 2010 года

Где зашкаливает?

   Слухи и правда о чрезвычайно высоком радиационном фоне в Миассе

   О радиации в нашей жизни никуда не денешься. Она повсюду. Если принять все радиационное воздействие на человеческий организм за 100%, то примерно треть придется на естественный (природный) радиационный фон, еще треть — на действие изотопов, содержащихся в строительных материалах, чуть меньше трети — на медицинские исследования, куда входит обязательная для всех флюорография. Остальное — это действие телевизоров и компьютерных мониторов, результаты ядерных испытаний (даже если они проводились за тысячи километров отсюда), полеты в самолетах и так далее.

   Дя жителей Челябинской области, правда, эти проценты не столь уж незначительны, если учесть, что на Южном Урале находится город Озерск с комбинатом «Маяк», где в 1957 году произошла авария. Радиационный след накрыл северо-восток области, однако повлиял и на остальные территории. Атмосферные потоки, миграции птиц и зверей тоже способствуют распространению радиации. Но население Золотой долины и ее окрестностей основную часть облучения получает от естественных источников радиации. Поэтому разговор пойдет именно о естественном (природном) радиационном фоне.

   Что это и от чего зависит

   Н население земного шара постоянно воздействует природный радиационный фон. Он необходимый компонент биосферы. Фон складывается из трех составляющих. Это космическая радиация, излучение естественных радиоактивных веществ, присутствующих в почве, и излучение тех радиоактивных веществ (также естественных), которые попадают к нам в организм с воздухом, пищей, водой. Но суммарная доза, создаваемая естественным излучением, в различных уголках Земли имеет разные значения. На равнинных территориях, сложенных мощным чехлом из осадочных горных пород (глины, песка, доломитов), естественный радиационный фон обычно невысок. Он колеблется на уровне примерно 11-16 микрорентген в час.

   Свсем иное дело — скалистые выходы магматических и метаморфических горных пород, таких как гранит, базальт, гнейс. Один мой знакомый со счетчиком Гейгера в руках обследовал западный берег озера Большой Кисегач. На одной из гранитных скал прибор показал 45 микрорентген в час. Это при том, что безопасным считается уровень радиации, не превышающий 30 микрорентген в час. В тот же самый день этот мой знакомый проверил кисегачские пляжи, зачем-то заходя с прибором даже в кабинки для переодевания. Там, на песочке, данные были совсем другие — от 15 до 18 микрорентген в час.

   Было бы ошибкой думать, что естественный радиационный фон зависит в первую очередь от рельефа, хотя при этом существует серьезное влияние высоты над уровнем моря на мощность космического излучения. На больших высотах (по отношению к уровню моря) атмосфера слишком разряжена (меньше воздуха, играющего роль защитного экрана), чтобы поглощать лучи, идущие из космоса, а следовательно, и интенсивность их выше. Но все-таки в основном естественный радиационный фон зависит от характера горных пород. В одном из самых высокогорных мест Южного Урала — городе Трехгорном — естественный радиационный фон в среднем ниже, чем в равнинном Челябинске. А все потому, что Челябинск (по крайней мере его западная часть) стоит на гранитах, а Трехгорный — на габбро-диоритах, которые не столь радиоактивны. Граниты, в которых много урана, являются активными источниками еще и радона, который, как известно, обладает сильными радиоактивными свойствами. Более того, именно радон является одним из главных естественных источников облучения.

   Мщность космических лучей, достигающих земной поверхности, колеблется еще и в зависимости от географической широты, а не только от высоты над уровнем моря. Северный и Южный полюсы получают больше радиации, чем экваториальные области, из-за наличия у Земли магнитного поля, отклоняющего заряженные частицы (из которых в основном и состоят космические лучи). И при этом все-таки страны с самым высоким естественным радиационным фоном лежат ближе к экватору. Например, на острове Мадагаскар в некоторых районах уровень природной радиации составляет около 100 микрорентген в час. Очень высок естественный фон в бразильском штате Минас-Жерайс и индийском штате Керала. А разгадка — в тех же гранитах. И Мадагаскар, и Бразилия, и Индия лежат на древних кристаллических платформах из гранитов. Эти-то горные породы и фонят. Но оказывается, не так страшен черт, как его малюют. В самых неблагополучных по уровню естественного радиационного фона районах Бразилии и Индии все время работают специальные медицинские группы. При этом полученные ими данные не дают оснований считать, что по каким-то демографическим показателям здоровье проживающих там людей отличается от здоровья представителей контрольных групп.

   Н естественный радиационный фон влияет и погода. В дождь он пониже, чем в жаркий день. При долгой засухе фон может значительно повыситься.

   Со счетчиком в руках

   Нсколько лет назад ваш покорный слуга в компании с представителями одной весомой организации отправился в однодневное путешествие по окрестностям Миасса, чтобы развеять все кривотолки относительно уровня радиации в наших краях. Специальным прибором замерялся уровень радиации не в каком-то одном месте пункта А или речки Б, а сразу в пяти точках. Потом выводилось среднее значение.

   Взле Миасса и в селе Сарафаново радиационный фон оказался одинаковым — 17 микрорентген в час. Измерения проводили на ровной местности недалеко от дороги. Следующим пунктом нашего маршрута стало село Кундравы. Мы остановили уазик возле одноименного озера и замерили фон на пляже и на дороге, ведущей в село. Взяв данные с пяти произвольно выбранных точек на местности, получили результат 18 микрорентген в час.

   Сова в путь. Все дальше мы удаляемся от Ильменских гор. Местность вокруг нас стала уже типично лесостепной: поля, луга и березовые колки с зарослями дикой вишни на опушках. Мы свернули с главной дороги и, миновав открытый участок, подъехали к селу Лягушино (по-другому Вторая Ключевка). И то и другое название говорят за себя: влажная луговина богата родниками и болотцами. Именно здесь, на этом лугу, в конце XVIII века произошло решающее сражение между пугачевцами и царскими войсками, приведшее к тому, что превосходящие силы бунтовщиков были разгромлены и рассеяны, а сам Емельян Пугачев пустился в бегство. Поскальзываясь на мокрой траве и многочисленных лягушатах, мы дошли до небольших скальных выходов на самой окраине села и начали делать замеры на них и вокруг них, затем выявили среднее значение — 20 микрорентген в час.

   Оередной пункт — село Варламово — живописно раскинулось на границе большого соснового бора, возле которого несла свои мутные воды еще очень мелкая река Увелька.

   — Здесь фон будет еще больше, — предупредил меня один из попутчиков.

   — А почему? — спросил я.

   — Если посреди лесостепи вдруг появляется сосновый бор, то это значит, что в этом месте — выходы гранитов на поверхность. Это как правило. И Карагайский, и Шершневский, и Санарский бор — все на гранитах.

    Возле самой границы бора за соснами спряталась живописная и довольно пологая гранитная скала, с которой дети катаются зимой на лыжах и санках. Замеряем возле нее, а также на берегу Увельки и во дворе дома председателя местного колхоза «Нива» Ивана Юртбагишева. В итоге получаем 23 микрорентгена в час. Уроженец села, прекрасный знаток здешних мест председатель рассказал нам, что неподалеку от Варламово, в соседнем селе Попово, когда-то добывали урановую руду. Решаем ехать туда.

   Ппово оказалось совсем небольшим селом, расположенным на той же речке Увельке, но чуть выше по течению. Местные жители, нагайбаки, рассказали нам, что про радиоактивные горные породы слышали да и чувствуют их действие. Кто-то вспомнил про двухголовых телят, которые рождались здесь. Кто-то привел пример человеческой патологии. На всякий случай мы расширили горизонт исследований: брали показания и у реки, и на полях, и в лесу, и на гранитных скалах. Общий результат — 25 микрорентген в час, не повод бить тревогу.

   Чрез несколько лет после поездки по южноуральским селам и урочищам я наткнулся в одной из местных газет на заметку с таким содержанием: «Челябинские ученые нашли на берегу реки Увелька фрагменты бивня мамонта и зуб саблезубого тигра. При проведении рентгенологического анализа ученые зафиксировали серьезное излучение — 60 микрорентген в час. После этого некоторые частные коллекционеры, испугавшись возможности облучения, решили проверить в экспертно-сертификационном центре ядерной и радиационной безопасности и «свои» доисторические кости. К их ужасу, радиоактивность раритетов почти во всех случаях оказалась выше предельно допустимой». Вывод, который предлагался читателю в этом материале, заключался в том, что древние животные (например, динозавры) вымерли не сразу после глобальных катаклизмов, а исчезали постепенно. И самой убедительной выглядит версия радиоактивного поражения их из космоса. Откуда-то из глубин Вселенной пришел мощный поток лучей и подавил крупные формы жизни. Но не исключается в данном случае и влияние радиоактивных веществ, присутствующих в почве и геологических пластах.

   Как у нас

   П словам директора ООО «Радиоэкологическая лаборатория МГРК» Николая Андреева, естественный радиационный фон, данные о котором получают в результате замеров на природе, на улице, связан в основном с гамма-излучением. Но это излучение не единственный вид радиоактивности.

   — Куда опаснее для нас альфа-излучатели. При этом я подчеркну особую опасность радона, — отметил Николай Андреев. — В помещении воздействие радиации на организм сильнее, чем на открытой местности, поскольку радиоактивностью обладают стройматериалы и излучение идет со всех сторон. А теперь представьте, что ваш дом находится в зоне геологического разлома, откуда по потокам из грунта попадает газ радон и не улетучивается — некуда. Продукты распада радона свободно летают в воздухе в виде аэрозолей. С ними мы вдыхаем и большие дозы радиации. Особенно рискуют жители первых этажей, если на этой территории превышение нормы по радону. Проживание в таком помещении может иметь катастрофические последствия.

   ВЧелябинской области ситуация по радону в целом неблагополучная. Поэтому при проведении проектных и строительных работ необходимо учитывать радиоэкологическую обстановку на данном участке. К сожалению, раньше на это не обращалось внимания. В результате теперь южноуральцы сталкиваются с вопиющими примерами. Однажды в одном из детских садов соседнего Чебаркуля уровень радиации из-за радона был обнаружен такой, как на урановых рудниках. Вообще соседний Чебаркуль — один из самых неблагополучных городов Урала по проявлениям альфа-радиоактивности, многие дома стоят на разломах, из которых сочится радон. Похожая картина наблюдается в Пласте, не может похвастаться благополучием и столица Южного Урала Челябинск. А вот Миассу, Златоусту и Сатке относительно повезло.

   — В целом Миасс считается радоноопасным, — рассказал директор ООО «Радиоэкологическая лаборатория МГРК». — Но мощный песчаный чехол, протянувшийся вдоль долины реки, защищает большую часть города от залегающих в глубине недр гранитов и сиенитов. По крайней мере район машгородка и автозавода имеет такой вот природный экран, защищающий от потоков радонов. Окраинные скалистые массивы по своему составу тоже низкорадиоактивны, но, правда, там встречаются разломы.

   


Страницу подготовил Марк КОРЮКОВ



назад


блефаропластика во владивостоке отзывы